Пятница, 16-Апреля-2021, 20:17
Приветствую Вас Гость | RSS

389 стрелковая дивизия
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Вход
В этом разделе:
Статьи [44]
Статьи о 389-й СД
Приказы [0]
Приказы связанные с 389-й СД, приказы на награждение и др.
Видео
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


ОБД Мемориал

Книга Памяти Узбекистана


Проверка тИЦ и PR

Рейтинг@Mail.ru



Главная » Статьи » Статьи

На винницком направлении
В период сражений войск левого и правого крыла 1-го Украинского фронта активные боевые действия вели и армии, находившиеся в центре его оперативного построения. Они отражали контрудар крупной группировки противника на винницком направлении, удерживая огромный, почти трехсоткилометровый рубеж от Любара до Оратова.

На участке Любар, Петриковцы, отразив сильные танковые атаки противника, закрепилась 1-я гвардейская армия генерал-полковника А. А. Гречко. Левее ее, прикрывая Бердичев и Казатин, оборонялась 18-я армия генерал-лейтенанта Е. П. Журавлева. Самый значительный и ответственный участок удерживала 38-я армия генерал-полковника К. С. Москаленко, которая отражала непрерывные атаки танковых и пехотных соединений [369] врага, пытавшегося развить наступление из района Винницы на Белую Церковь.

В полосе общевойсковых армий центра действовали сначала 3-я гвардейская танковая армия генерал-полковника П. С. Рыбалко и 1-я танковая армия генерал-лейтенанта М. Е. Катукова, Несколько позже сюда были выдвинуты и соединения 2-й танковой армии генерал-лейтенанта С. И. Богданова, которая из резерва Ставки была передана в состав нашего фронта. Армии П. С. Рыбалко и М. Е. Катукова были значительно ослаблены. Первая из них в конце января — начале февраля имела в строю 230 танков, вторая в середине января — 156 танков. Более укомплектованной и боеспособной была армия С. И. Богданова. В целом же на центральном участке 1-го Украинского фронта сосредоточилась довольно-таки сильная танковая группировка в составе трех армий. Она, как мы увидим дальше, сыграла решающую роль в отражении сильных ударов, которые предпринял противник на винницком направлении во второй половине января.

Анализируя взаимное положение сторон, которое сложилось здесь к этому времени, следует отметить то, что наши войска, находясь на кратчайшем расстоянии к Южному Бугу, Днестру и Карпатам, создавали постоянную угрозу рассечения всего стратегического фронта врага на Правобережной Украине. Это обстоятельство вынуждало противника держать против них значительные силы и предпринимать попытки ликвидировать нависавший с северо-востока выступ. Враг имел здесь до пятнадцати танковых и пехотных дивизий из состава 4-й и 1-й немецких танковых армий. В ходе боев под Житомиром, Бердичевом и Казатином они понесли большие потери, но были еще боеспособны и постоянно пополнялись. Немецко-фашистское командование пыталось развить этими силами контрудар на Белую Церковь и только потом перегруппировало несколько дивизий на юг для помощи своей окруженной под Корсунь-Шевченковским группировке.

Большая заслуга общевойсковых и танковых армий, находившихся в этот период в центре оперативного построения нашего фронта, состояла в том, что они не только лишили врага возможности осуществить своевременный маневр силами и средствами на участки, терпящие бедствия, но и сорвали его сильный контрудар на винницко-белоцерковском направлении.

Как непосредственному участнику и свидетелю тех событий мне хотелось бы поделиться своими наблюдениями за боевыми действиями, которые имели место на центральном участке во второй половине января. В полосах 1-й гвардейской и 18-й армий бои не отличались особым накалом и динамичностью. О них оперативные сводки той поры обычно сообщали, что «на остальных участках фронта без перемен». Однако фронтовики [370] хорошо знают, что за этими скупыми словами скрываются и пролитая кровь наших воинов, и их тяжелый ратный труд, и бессонные ночи командиров и штабов. В полосах обороны армий А. А. Гречко и Е. П. Журавлева противник не решался перейти в наступление, но здесь не умолкали артиллерийская дуэль и ружейно-пулеметный огонь. Оборонительные позиции то и дело подвергались бомбовым ударам врага. Днем и ночью велась разведка, в том числе боем. Вся обстановка свидетельствовала не о слабости противника, а о силе наших обороняющихся войск, об их постоянной готовности отразить новые удары врага.

Наши соединения и части на староконстантиновском и хмельникском направлениях сумели в короткий срок создать прочную, глубоко эшелонированную оборону, состоящую из трех рубежей. Они были оборудованы траншеями и ходами сообщения, огневыми позициями для пулеметов и артиллерии, блиндажами и укрытиями для личного состава, пунктами управления, связи и медицинской помощи. Проведено сплошное минирование переднего края первой и второй полос обороны, всех дорог в глубине, на которых оставались лишь проходы для обеспечения войск. На всю глубину обороны на главных направлениях создавались противотанковые районы. Для этого использовались не только исправные и специально предназначенные средства, но и все неходовые танки и самоходные артиллерийские установки, а также артиллерия без тяги и трофейное вооружение. На случай ликвидации прорвавшегося противника в дивизиях, корпусах и армиях имелись подвижные противотанковые резервы.

В инженерном оборудовании оборонительных рубежей принимало активное участие и население освобожденных районов. Особенно большую помощь войскам оказали жители населенных пунктов прифронтовой полосы — Трощи, Певны, Дубровки, Иванополя, Лесной Слободы, Константиновки, Лемешей, Крапивны, Юровки, Райгородка и многих других. Об огромном объеме земляных работ, выполненных войсками и населением, убедительно говорят следующие цифры. К середине февраля, например, в полосе обороны 1-й гвардейской армии было отрыто и оборудовано: окопов различного назначения — 4872; дзотов — 361; пунктов управления — 675; блиндажей и укрытий — 1378. Установлено противотанковых мин 48 213 и противопехотных — 24 508. В полосах обеих армий было отрыто более 80 км траншей и ходов сообщения полного профиля.

Окопные работы, особенно в главной полосе обороны, велись войсками в ночное время. Это был изнурительный труд, который потребовал от наших воинов не только физической выносливости, но и умения, помноженного на высокую организованность и дисциплину. Здесь, как и везде, маяками были [371] коммунисты и комсомольцы, ряды которых непрерывно росли. Так, в 1-й гвардейской армии в январе было принято в партию 1806 человек.

Иная обстановка сложилась во второй половине января в полосе 38-й армии, находившейся на острие выступа в районе Винницы. Именно здесь враг нанес сильный удар, пытаясь возобновить наступление на Белую Церковь. На этом же направлении действовали многие соединения и части трех наших танковых армий.

Основные события развернулись в период с 24 по 29 января. Противник обрушил на оборону стрелковых и танковых соединений в полосе армии К. С. Москаленко 3 пехотные и 2 танковые дивизии, в том числе полнокровную танковую дивизию СС «Адольф Гитлер». В отдельные дни враг бросал в атаку одновременно по 200 — 250 танков, поддержанных большими группами бомбардировщиков. На участках прорыва на полную мощь работала вражеская артиллерия. В результате противнику удалось прорвать нашу оборону, захватить ряд населенных пунктов и окружить часть ослабленных соединений. Однако решительных целей он не сумел добиться. Своевременная перегруппировка на это направление танковых войск и их активные действия окончательно сорвали намерения врага.

Вместе с тем эта ожесточенная борьба изобилует многочисленными примерами драматизма, кризисных ситуаций и представляет значительный интерес. Мне хорошо памятны события, развернувшиеся в середине зимы восточнее Винницы. Они, как и некоторые другие эпизоды вооруженной борьбы тех лет, еще не нашли широкого освещения в печати, и потому мне бы хотелось о них рассказать.

Утром 24 января после сильной артиллерийской подготовки и авиационного налета, в котором участвовало до 70 бомбардировщиков, противник возобновил активные действия на винницком направлении. Крупная группировка пехоты на бронетранспортерах, поддержанная свыше чем 100 танками, нанесла удар по центру боевого порядка 38-й армии. Острие вражеской атаки было направлено против 183-й стрелковой дивизии полковника Л. Д. Василевского на участке Константиновка, Вахновка.

Враг атаковал и другие наши части и соединения. К исходу дня он прорвал их оборону до 7 км по фронту, захватив Константиновку, Брицкое и Билу. Нарастала активность авиации противника. Всего за день было отмечено свыше 700 самолетовылетов. Вражеская атака продолжалась и ночью. Ударом 2 пехотных полков и 60 танками противнику удалось овладеть Ротмистровкой. Другая его танковая группа с десантом автоматчиков вышла на северо-западную окраину Зозовки. [372]

На следующий день ожесточенные бои развернулись в районе Александров!»! и Зозова. Противник понес здесь большие потери. Однако схватка была неравной, и нашим частям пришлось оставить эти населенные пункты. Особого накала борьба в центре и на левом фланге армии достигла 26 января. Утром 50 танков и более 2 пехотных полков гитлеровцев при поддержке большой группы бомбардировщиков атаковали Гановку и овладели ею. В середине дня противник предпринял атаки силами от 50 до 80 танков и на других участках. В результате наша оборона в ряде мест оказалась разрезанной.

Противник предпринял многочисленные атаки и 27 января нанес главный удар по левому флангу 17-го гвардейского и правому флангу 21-го стрелковых корпусов. Он стремился отрезать пути отхода на восток частям 17-го корпуса, а затем соединиться со своими главными силами юго-восточнее Росоше. Одновременно создалась угроза и для 21-го корпуса. Противник крупными силами пехоты и 120 танками наносил удар на станцию Оратов, то есть во фланг и тыл корпусу.

В тот день войска 38-й армии во взаимодействии со сводными отрядами танковых армий предприняли ряд контрударов по прорвавшемуся противнику, но понесли значительные потери и успеха не имели.

Наиболее драматические для наших обороняющихся частей и соединений события произошли 28 января. Основные силы танковой дивизии СС «Адольф Гитлер» атаковали в направлении совхоза Синарна. Одновременно около 200 вражеских танков и до пехотной дивизии продолжали наступление на станцию Оратов и овладели ею. В результате удалось соединиться двум ударным группировкам врага и окружить наши войска, оборонявшиеся в районе Липовец, Ильницы, Синарна. Однако благодаря срочным мерам, принятым командармом генералом К. С. Москаленко, основные силы 17-го гвардейского и 21-го стрелковых корпусов прорвали вражеское кольцо.

В этих боях отличились многие части и соединения. Вот некоторые примеры. 26 января стойкость и самообладание проявили воины 389-й стрелковой дивизии полковника Л. А. Колобова. Оказавшись почти в полном окружении, они сдерживали противника до наступления темноты, а затем вышли в район севернее Липовца. Через двое суток снова отличились части этой дивизии, особенно 1279-й стрелковый полк. Под Скиткой он отразил сильную атаку пехоты противника, поддержанную 32 танками. Командир орудия этого полка старший сержант Лукьяненко в критический момент атаки выкатил свою пушку на открытую позицию и в упор расстреливал гитлеровцев. Они окружили отважного артиллериста, но старший сержант вел огонь до последнего снаряда. Он истребил в том бою около 80 вражеских солдат и офицеров. [373]

Героический подвиг совершили воины взвода противотанковых ружей из 545-го стрелкового полка. Находясь в боевом охранении вместе со своим командиром коммунистом старшиной Нефедовым, они до последнего патрона сдерживали натиск немцев. А когда были израсходованы боеприпасы, бойцы гранатами и штыками атаковали врага. Герои вместе с командиром пали смертью храбрых, но не отошли с занимаемого рубежа.

Пример стойкости показали и воины артиллерийского дивизиона капитана Каспарьяна из 107-й стрелковой дивизии. В течение двух суток без прикрытия пехоты артиллеристы вели бой и прочно удерживали позицию. Отличились командиры орудий Амелин, Пивоваров, Завалков, и особенно коммунист старшина Русак. Он оборудовал наблюдательный пункт в 150 метрах от противника и корректировал огонь батарей. Благодаря его смелости и находчивости, артиллерийский дивизион уничтожил несколько вражеских орудий, большое количество солдат и офицеров врага и подавил огонь четырех батарей и двенадцати пулеметных точек.

Мужественно сражались и те подразделения армии, которые не смогли пробиться из вражеского кольца окружения. Как свидетельствуют очевидцы и оперативные документы, они до конца выполнили свой воинский долг перед Родиной. Некоторые из них вышли из окружения или соединились с партизанами, а многие пали смертью героев.

Об их боевых делах рассказал офицер-разведчик из 100-й стрелковой дивизии капитан Н. С. Ледвиг, который 21 февраля с группой солдат и офицеров пробился к своим. Отдельные подразделения и группы, в основном из состава частей, прикрывавших прорыв главных сил из кольца окружения, стекались в леса южнее Пархомовки, в места, где был партизанский лагерь. Их возглавил подполковник Елисеев, который организовал в лесу круговую оборону. Однако враг обнаружил обороняющихся, и уже 4 февраля 300 автоматчиков при поддержке 4 танков и 12 бронетранспортеров с пулеметами начали наступление на лагерь. Наши воины, с ограниченным количеством боеприпасов, без артиллерии, стойко оборонялись, умело используя противотанковые ружья, мины и гранаты. В течение пяти суток защитники лагеря отбили все атаки наседавшего противника, силы которого непрерывно росли.

Но вот наступило 9 февраля. В этот день пять батальонов противника, сопровождаемые огнем пулеметов при поддержке артиллерии, нанесли концентрический удар с четырех направлений. Наступили последние часы героической обороны. К полудню наши воины были вынуждены отойти к центру лагеря. Враг обложил их сплошным кольцом и, не прекращая пулеметного и артиллерийско-минометного огня, предложил сдаться [374] в плен. Но фашисты встретились с величием духа непокоренных. Советские бойцы во главе с командирами, открыв ураганный огонь, бесстрашно ринулись на гитлеровцев и в трех местах прорвали кольцо окружения.

29 января в полосе 38-й армии противник снова пытался развить удар на восток, но, как и в последующие дни, успеха не имел. К тому же обстановка, сложившаяся в районе Корсунь-Шевченковского, заставила фашистское командование перебросить часть своих войск, и прежде всего танковых, из-под Винницы в район севернее Маньковки, откуда оно готовило мощный танковый таран, чтобы пробить брешь в обороне советских войск в направлении Лисянки и соединиться со своей окруженной группировкой. Но спасти свои войска в районе Корсунь-Шевченковского, как уже упоминалось, врагу не удалось.

Этой победе во многом способствовала стойкая оборона армий центрального участка 1-го Украинского фронта, и особенно частей и соединений, действовавших в полосе 38-й армии. Здесь в кровопролитных боях войска имели потери, но и врагу нанесли огромный урон, сорвав его намерение рассечь киевский стратегический плацдарм. Гитлеровцы потеряли свыше 250 танков и штурмовых орудий, в том числе много боевых машин типа «тигр» и «фердинанд». Эта цифра говорит не только о мужестве и высоком воинском мастерстве наших воинов, но и о масштабах вражеских ударов.

Активная роль в их отражении принадлежала нашим танковым войскам. Это хотелось бы вновь показать на примере действий родной мне гвардейской танковой армии генерала П. С. Рыбалко. Думается, что читатель уже достаточно хорошо познакомился с ее командным и политическим составом, со многими ее отважными гвардейцами, с ее традициями. В связи с этим лишь коротко замечу, что к началу 1944 года это танковое объединение имело богатейший боевой опыт, который позволял командованию фронта уверенно использовать армию для выполнения самых сложных задач.

Боевые возможности 3-й гвардейской умножались еще и тем, что в ней быстро восполнялись потери в кадрах, активно росли ряды коммунистов и комсомольцев. Численность коммунистов в армии к концу января составляла более 7,5 тысячи человек{97}, во всех частях были созданы полнокровные партийные организации, имелся резерв командиров и партийно-политических работников. О боевом опыте личного состава армии и его морально-политическом духе убедительно свидетельствовало также то, что за три последних месяца 1943 и январь 1944 года свыше 7 тысяч человек были отмечены высокими [375] правительственными наградами, а 125 самых отважных удостоились звания Героя Советского Союза{98}. Эти люди цементировали гвардейский строй, составляли его костяк.

В период боев на винницком направлении соединения 3-й гвардейской танковой армии воевали на разных участках фронта. 7-й гвардейский танковый корпус генерала С. А. Иванова, например, находился в оперативном подчинении армии генерала К. С. Москаленко, На его долю выпала особенно трудная роль. Соединения корпуса были введены в бой сразу же после длительного марша, не имея необходимого времени на подготовку частей, детальную разведку противника и местности.

Напомню, что 24 января противник превосходящими силами нанес мощный удар в направлении на Ротмистровку и создал тяжелое положение для правого фланга и центра 38-й армии. Командир ее 74-го стрелкового корпуса генерал Ф. Е. Шевердин ночью получил приказ: силами 183-й стрелковой дивизии полковника Л. Д. Василевского совместно с 7-м гвардейским танковым корпусом и одним из полков 211-й стрелковой дивизии к исходу 25 января восстановить положение и выйти на рубеж Константиновка, совхоз Массив,

Наступление началось ранним утром после получасовой артподготовки. Вслед за огневым валом части полковника Василевского ворвались в местечко Шендеревка и к 11 часам овладели им. 54-я гвардейская танковая бригада полковника С. И. Угрюмова тем временем захватила северную окраину села Била, а 56-я гвардейская полковника М. С. Новохатько — северную часть Константиновки.

Противник, не дав нашим батальонам закрепиться, предпринял контратаку пехотой и 30 танками на Шендеревку. Стрелковые части были вынуждены временно отойти и через час вновь бороться за нее вместе с 23-й гвардейской мотострелковой бригадой подполковника А. А. Головачева, наступавшей на Шендеревку с юга. Успех был достигнут только благодаря четкому взаимодействию частей и мужеству их личного состава.

Отважно действовал в этом бою командир 1-го дивизиона 467-го гвардейского минометного полка нашего корпуса лейтенант Мехоношин. В критическую минуту, когда передовые мотострелковые подразделения стали отходить под ударами противника, Мехоношин обрушил на него всю огневую мощь дивизиона, заставил врага залечь, а затем и ретироваться.

Многие командиры батарей и взводов получили тогда ранения, однако продолжали руководить своими подразделениями. Парторг 3-й батареи младший лейтенант Рязанцев, коммунисты лейтенант Базеев и младший лейтенант Поляков истекали [376] кровью, но не покинули своих постов до победного завершения боя. Как говорили тогда фронтовики, они агитировали подчиненных бойцов своей жизнью. И гвардейский дивизион не только выстоял, но и решил судьбу ожесточенной схватки.

Тяжело пришлось и танкистам полковника М. С. Новохатько. Они подверглись танковым контратакам и шквальному артиллерийскому огню. В течение дня авиация противника произвела 300 самолето-вылетов на боевые порядки бригады. Она потеряла 23 танка. Часть из них во время маневра попала на заболоченный участок и стала небоеспособной. Эти потери не оказались не отомщенными. Гитлеровцы также не досчитались многих танков, противотанковых пушек и другой боевой техники.

Несмотря на сильное вражеское противодействие, к исходу 25 января соединения 7-го гвардейского танкового корпуса все же вышли на рубеж, намеченный командармом 38, — к населенным пунктам Мончин, Сопин — и были в готовности действовать в направлении Ротмистровка, совхоз Ксаверовка, Очеретня.

Ночь на 26 января не принесла передышки соединениям корпуса. Бригады С. И. Угрюмова, М. С. Новохатько и А. А. Головачева упорно продвигались к Ротмистровке и к утру завязали бон на ее окраинах. Казалось, что вражеский гарнизон, окруженный с трех сторон нашими частями, не сможет долго сопротивляться и будет разгромлен. Однако противник сумел подтянуть резервы — до 20 танков и 2 батальонов пехоты — и контратаковал. Бой за Ротмистровку продолжался и весь следующий день.

Гитлеровцы упорно сопротивлялись. Небольшое украинское село стало ареной кровавого противоборства. Только за одни сутки на подступах к нему и на его улицах было подбито и сожжено 30 вражеских танков и 10 самоходных орудий, уничтожено около 800 солдат и офицеров.

7-й гвардейский танковый корпус в течение трех суток воевал в необычайно тяжелых условиях, днем и ночью, не имея времени на пополнение необходимых боевых запасов. Ему и взаимодействующим с ним соединениям противостояла сильная танковая группировка противника, сосредоточенная на узком участке.

И последующие боевые дни не были легкими для корпуса. Обороняя рубеж Шендеревка, Ротмистровка, он отбивал многочисленные контратаки противника вплоть до 3 февраля. А затем ночным маршем был переброшен в район Нового Мирополя и поступил в распоряжение командующего 60-й армией, имея задачу содействовать обороне ее стрелковых дивизий.

В описываемый период вверенная мне 91-я отдельная танковая бригада после крайне тяжелых для нее боев под Улановом [377] и Липятином также выполняла ответственную задачу. Мы еще не успели тогда доукомплектоваться личным составом и боевой техникой, как получили приказ в ночь на 29 января совершить более чем 60-километровый марш, сосредоточиться в районе Кордышевки, а затем занять оборону на юго-западной окраине города Казатин, прикрыть там танкодоступные участки. Эта задача в основном возлагалась на моторизованный батальон автоматчиков Героя Советского Союза майора X. Г. Мустафаева, зенитно-пулеметную роту и другие подразделения. Сильно поредевшие танковые батальоны бригады в это время приводили себя в порядок, занимались боевой подготовкой в Малой Чернявке.

В течение десяти дней бригада оборонялась под Казатином, восстанавливала утраченные силы, залечивала раны. Можно было попристальнее вглядеться в итоги проведенных боев, поразмыслить над ними, основательнее заняться пропагандой подвигов бойцов и командиров, традиций бригады, которая уже имела почетное наименование Фастовской и орден Красного Знамени.

Тогда, в короткие минуты передышки, солдатские поэты сочинили песню и дали ее, как говорили наши политработники, на духовное вооружение бригады.

Под Волоконовкой родилась,
А Сталинград стал первым днем,
Когда на Волге ты крестилась
Термитом, бомбами, огнем.

Броня уральская горела,
Но не боялась ты врага.
На что годна бригада наша,
Сказала Курская дуга.

Ты шла лавиной броневою,
Спасая села, города.
У немцев Фастов ты отбила,
За это — слава навсегда...

Не беда, что песня была не совершенная в литературном отношении, что музыка к ней не отмечена печатью мастера. Главное заключалось в том, что у бойцов и командиров крепло чувство кровного родства с боевым коллективом, росла гордость за его славные дела. А это говорило о душевном, осознанном восприятии традиций соединения, их наследовании. Рождение песни помогало рождению новых героев. Песня потом дополнялась новыми куплетами. Последние из них дописывались в Берлине и Праге.

В середине февраля бригада получила заслуженный отдых, была выведена на доукомплектование в район Тирановки. Но прежде ей вновь пришлось совершить 120-километровый [378] марш, опять-таки бессонными ночами, по разбитым дорогам, большую его часть в пешем строю. Это явилось еще одним испытанием личного состава на мужество и выносливость. Люди до предела напрягали свои силы, но никто не роптал, сознавая неумолимую власть боевого приказа.

Вскоре и вся 3-я гвардейская танковая армия передислоцировалась с винницкого направления в район Старого и Нового Мирополя, чтобы после небольшого перерыва опять нацелить на врага свой разящий броневой клин.

Мужественно сражались с врагом на винницком направлении и танкисты генералов М. Е. Катукова и С. И. Богданова. На рубеже Шендеревка, Росоше совместно с пехотой и артиллерией отражали атаки противника 31-й танковый корпус генерал-майора В. Е. Григорьева и 8-й гвардейский механизированный корпус генерал-майора И. Ф. Дремова из состава 1-й танковой армии. Левее действовали войска 2-й танковой армии — 3-й танковый корпус генерал-майора А. А. Шамшина и 11-я гвардейская танковая бригада полковника Н. М. Кошаева. Были на подходе в район боевых действий и остальные соединения армии, но в начале февраля обстановка на правом крыле фронта резко изменилась. Срочно потребовалось усиление подвижными войсками внешнего кольца окружения корсунь-шевченковской группировки врага. В районе Ризино противнику удалось вклиниться в нашу оборону. Сюда и была перегруппирована 2-я танковая армия, которая совместно с подошедшими к месту прорыва стрелковыми соединениями и артиллерией остановила продвижение немецко-фашистских войск. Таким образом, эта армия за сравнительно короткое время, используя свои большие маневренные и ударные возможности, смогла оказать существенное влияние на исход боевых действий на винницком и уманском направлениях.

В последующем 2-я танковая армия, до того отличившаяся на Курской дуге, выдержала трудный экзамен в Уманско-Ботошанской операции. Став гвардейской, она освобождала Польшу, штурмовала Берлин. Ее возглавлял человек, чье имя по праву стоит в ряду известных советских полководцев минувшей войны. Особым почетом, уважением и любовью С. И. Богданов пользовался в среде наших танкистов. Участник первой мировой и гражданской войн, он с первого и до последнего дня Великой Отечественной войны командовал крупными танковыми и механизированными соединениями. В ходе ее старый воин, удостоенный ордена Красного Знамени еще в двадцатом году, стал дважды Героем Советского Союза, кавалером многих орденов. Солдат, красноармеец, командир, маршал бронетанковых войск — таковы вехи его военной жизни. С Семеном Ильичом мне не раз приходилось встречаться в трудное фронтовое время и в послевоенные годах и он навсегда сохранился в моей [379] памяти не только как бесстрашный и неутомимый воин, блестящий организатор и талантливый танковый военачальник, но и как замечательный, душевный человек, старший товарищ, заботливый наставник и воспитатель военных кадров. Это был воистину богатырь. Его исключительные физические данные сочетались с широкой, щедрой и жизнерадостной натурой. Он был настоящий коммунист, который мог зажечь солдатские сердца в бою неистребимым порывом, уверенностью в победе.

...В конце февраля завершался первый этап стратегического наступления советских войск на Правобережной Украине. Почти одновременно со сражением в Южном Полесье, на винницком направлении и в районе Корсунь-Шевченковского наши армии успешно громили врага на юге Украины, где освободили Никополь и Кривой Рог и вышли на реку Ингулец. В результате на Правобережье были созданы благоприятные условия для его полного очищения от немецко-фашистских захватчиков.

Категория: Статьи | Добавил: Александр69 (29-Июня-2009)
Просмотров: 1173 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright Roman Polonskiy © 2021