Вторник, 20-Апреля-2021, 17:32
Приветствую Вас Гость | RSS

389 стрелковая дивизия
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Вход
В этом разделе:
Статьи [44]
Статьи о 389-й СД
Приказы [0]
Приказы связанные с 389-й СД, приказы на награждение и др.
Видео
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


ОБД Мемориал

Книга Памяти Узбекистана


Проверка тИЦ и PR

Рейтинг@Mail.ru



Главная » Статьи » Статьи

Я стал солдатом в сорок четвертом.
Родом я из живописного села Звиняче Гороховского района. Война вернулась на нашу гороховскую землю весной сорок четвертого года. Тогда же часть сел нашего района была Освобожденна от немцев. 8 мая мне исполнилось 17 лет, а 20 мая я был призван на службу. Тогда нас, семнадцатилетних и даже шестнадцатилетних мальчишек, хотя еще якобы и не призывного возраста, ставили в строй и одевали в солдатскую форму. Говорили, что боялись, чтобы мы не ушли в лес, в другую армию, повстанческую. Это уже потом нас назовут солдатами последнего военного призыва. А тогда даже форма на нас сидела слишком мешковато, поскольку была рассчитана на старших по возрасту и комплекции.
Тогда же мы стали свидетелями напряженных боев, которые вели советские войска в районе Горохова. Эти бои за город и ближайшие деревни продолжались в течение апреля-июля 1944 года. Некоторое время мы, вновь призванные, числились в резерве главного командования, находились в составе 389-й стрелковой дивизии, а та в свою очередь входила в состав третьей гвардейской армии, которая своим левым крылом нанесла главный удар в направлении Горохова, Сокаля, Томашова. Дивизия, находясь на острие наступления, совершила прорыв на участке Ощив-Звиняче. Тяжелые бои продолжались в течение нескольких дней. Гитлеровцам удалось даже войти в город и окружить батальон 545-го стрелкового полка, 3-й дивизион 950-ого артполка и 454-й отдельный истребительный противотанковый дивизион. Среди окруженных находился командир артполка подполковник И. М. Антонов. Он и взял на себя управление действиями окруженцев. На выручку нам поспешили 1279-й стрелковый полк полковника Жулихина и 150-я Танковая бригада полковника Пушкарева. Они решительно атаковали врага и соединились с окруженными, нанеся противнику значительные потери. И хотя враг ввел в действие свои 16-ю и 17-ю танковые дивизии, это фашистам не помогло. В результате ожесточенного боя их войска были отброшены и южная часть нашей области в середине июля была окончательно освобождена от захватчиков.
Вскоре после тех боев я вместе со своими ровесниками был зачислен в один из отрядов тридцать второго управление военного строительства, которое принадлежало к резерву главного командования Красной армии. Построив, нам объявили, что мы должны стать хорошими саперами-минерами, а работы нам, конечно, хватит, ведь земля была везде нашпигована бомбами, минами и снарядами.
В отряде, помимо нас, волынян, были представители еще пятнадцати национальностей. Поэтому после освобождения Гороховского района от немцев мы принялись освобождать наш район от не менее опасного врага - мин. Мне пришлось разминировать села Звиняче, Софиевку, Ощив, Блудов, Шклынь, Терешковцы, Печихвосты, Марьяновку, Скобелку. Опасность подстерегала на нас повсюду. Мины были в домах под порогами и фундаментом, в сапогах, которые якобы случайно стояли возле дорог и в садах, на деревьях, в мельницах, даже трупы немцев, которые остались после их отступления, были заминированы.
Да и теперь мне становится жутко, когда я начинаю вспоминать, как на моих глазах гибли, подорвавшись на хорошо замаскированных минах, или вследствие мимолетной неосторожности, мои товарищи по службе. А среди них были и такие, как я, семнадцатилетние. Несколько раз я был, как говорится, на волосок от смерти, и все же она обходили меня. Однажды мне пришлось разминировать аккордеон. Возле меня собралась целая группа солдат, среди которых украинцы, русские, белорусы, грузины. Они напевали свои родные мелодии, по которым соскучились на фронтовых дорогах, а я им наигрывал. К нам подошел командир отряда Шахов и, послушав этот импровизированный концерт, сказал мне:
- Как закончится война, будешь ты, Петрусь, музыкантом.
Его предсказания же исполнилось, но до этого пришлось взрывать склад с немецкими снарядами, где я был ранен. После перевязки я вернулся к товарищам по службе, но вскоре получил еще одно ранение. Всего я был ранен четыре раза, хотя в то время фронт был уже далеко. Но у нас была своя, особая война.
После последнего из ранений я был направлен в другую часть. Когда меня направляли в ту часть, я узнал, что за эти несколько месяцев я обезвредил более тысячи мин и снарядов. А далее была служба в прежнем Кенигсберге, что после войны стал Калининград, и в Латвии. То уже в 1948 году недалеко от латвийского города Рокишкис я даже попал в плен к латвийским повстанцам, которых еще звали лесными братьями. Они меня начали допрашивать, а когда услышали, что я отвечаю на украинском языке, то отпустили.
Прослужил я вплоть до 1951 года. Имею боевые награды, работал телеграфистом и техником телеграфных аппаратов в Горохове, одновременно закончил одиннадцать классов вечерней школы. Но я помнил слова бывшего моего командира Шахова, и никак не мог забыть тот, разминированный аккордеон. Я получил музыкальное образование и сорок пять лет работал музыкальным руководителем детского сада № 7 в Луцке. В 1982 году в Бресте встретил своего бывшего командира, Якова Иосифовича Шахова. Нам было что вспомнить.
Вот уже 22 года я пою в хоре "Подвиг". И хотя мне идет 78-ый год, до сих пор занимаюсь моржеванием, хатха-йогой. Считаю, что до сих пор в строю, в который стал в далеком уже сорок четвертом.

Источник: http://www.volyn.com.ua/?rub=5&article=2&arch=219
Категория: Статьи | Добавил: ii99 (28-Мая-2009)
Просмотров: 694 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 1
1 Влад-38   [Материал]
Интересный момент - взяли в армию 16-ти лет ,чтобы эти мальчишки не ушли в повстанческую армию ! Может Пётр Мельничук жив ? Надо попытаться поискать его внуков в Одноклассниках.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright Roman Polonskiy © 2021