Пятница, 21-Июль-2017, 21:45
Приветствую Вас Гость | RSS

389 стрелковая дивизия
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Вход
В этом разделе:
Статьи [44]
Статьи о 389-й СД
Приказы [0]
Приказы связанные с 389-й СД, приказы на награждение и др.
Видео
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


ОБД Мемориал

Книга Памяти Узбекистана

Люди и Война–People and War

Проверка тИЦ и PR

Рейтинг@Mail.ru



http://oksmzar.at.ua/

Главная » Статьи » Статьи

Антонина Ивановна Зинина
 
Шли двадцатые годы двадцатого века... Этот период был трагическим в истории российского Поволжья. До сих пор точно неизвестно, сколько человеческих жизней унес голод, разбушевавшийся в то время на этой территории. По некоторым оценкам, речь идет от 4 до 7,5 миллиона человек. Люди, обезумевшие от отсутствия пищи, ели не только кошек и собак, были даже случаи людоедства. Народ бежал из Поволжья кто куда: кто - в дальнее зарубежье, а кто - в другие регионы СССР. Семья Зининых выбрала в качестве конечного места пристанища одну из южных республик Союза - Азербайджан. Здесь они обосновались как смогли, пустили корни, и начался новый этап в их жизни...
"Когда мы приехали в Азербайджан, мне было всего пять лет", - вспоминает Антонина Ивановна Зинина. Эта хрупкая маленькая женщина явно не выглядит на свой весьма солидный возраст, а ведь ей уже восемдесять семь. Улыбчивая, дружелюбная и гостеприимная - вот что сразу бросается в глаза при знакомстве с этим удивительным человеком. Одновременно с этим в ней чувствуется харизма, над которой невластно время.
Скромная маленькая квартирка без каких бы то ни было излишеств, но чистая и ухоженная. Оказавшись в ней, человек словно совершает путешествие в прошлое, которое никогда уже не вернется. На стенах развешаны фотографии военных лет, на столе - ваза с искусственными цветами. Усадив нас за стол, Антонина Ивановна начинает длинное повествование о своей полной испытаний жизни.

В ПОИСКАХ ЛУЧШЕЙ ЖИЗНИ

"Я прекрасно помню первые годы в Баку, детская память словно сфотографировала тогда еще чужой и незнакомый город. Вскоре после нашего переезда мой отец поступил в медицинский институт, так как всю жизнь мечтал о том, чтобы стать медиком. Моя мама не работала, а в семье нашей было трое детей, и еще с нами жила бабушка. Все наше семейство жило на стипендию отца, однако этих средств не хватало. Потому ему приходилось работать по ночам, но, несмотря на это, семья сильно нуждалась.
Я, моя сестра и брат не знали в детстве, что такое игрушки. Помню, мама сшила мне куклу из тряпок, с которой я и игралась. Тогда вообще было тяжелое время, многие товары были дефицитными. Окончив десятилетку, я поступила в медицинский институт.
Откровенно говоря, это был не мой выбор, а выбор моего отца. Меня же очень интересовали природа и животный мир, и я мечтала поступить в Мичуринский институт, но отец не разрешил мне этого сделать и настоял на том, чтобы я продолжила его путь, став врачом. Я сдала экзамены и поступила на факультет педиатрии. Однако впоследствии я была благодарна своему отцу за то, что пошла по медицинской стезе. Оказалось, что медицина - это моя судьба, и я посвятила ей всю свою жизнь", - рассказывает А.Зинина.
Казалось, жизнь разворачивает блестящие перспективы - студенческие годы, возможность устроиться на перспективную, интересную работу, планы на будущее, но...

ЗАВТРА БЫЛА ВОЙНА

22 июня 1941 года. Эта черная дата навсегда врезалась в память многих миллионов людей. Ранним утром этого дня началась Великая Отечественная война. Впереди были всеобщая мобилизация, лозунг "Все - для фронта, все - для Победы!", и четыре изнурительных года испытаний на прочность на пределе человеческих возможностей.
- "В связи с началом войны с фашистской Германией я, так же как и многие однокурсники, окончила институт досрочно в 1942 году. После этого меня отправили в один из районов Азербайджана, но вскоре оттуда я уехала на фронт. В 1943 году я попала в санотдел армии, который находился далеко от фронта. Однако я стремилась на передовую, так как жила с мыслью о том, что на фронте я нахожусь для того, чтобы помогать своему Отечеству, а не отсиживаться где-то вдали от сражений. Именно поэтому я покинула санотдел и стала врачом стрелкового полка сначала Северо-Кавказского фронта, а затем, когда этот фронт был закрыт, Первого Украинского фронта.
Мне было присвоено звание старшего лейтенанта. В составе первого Украинского фронта я прошла всю войну до Берлина. Находилась в составе 1277-го стрелкового полка, 389-й стрелковой дивизии, третьей гвардейской армии Первого Украинского фронта.
- Много ли женщин было на фронте и насколько совместимы слова "женщина" и "война"?
- Нельзя сказать, что женщин было очень много. Скажем, в нашем полковом медпункте было всего пять женщин, а в полку было еще несколько женщин-связисток. Однако женщины на фронте внесли свой существенный вклад в дело победы над фашизмом. Вообще, женщинам на войне было гораздо сложнее, чем мужчинам.
В таком юном возрасте, в каком пребывали я и мои фронтовые подруги, мысли должны быть вовсе не о войне, а об учебе, о любви, а война все это перечеркнула. Мы стали взрослыми гораздо раньше положенного срока. Смерть, человеческие страдания, нужда, голод - все это является непременными спутниками войны. Тем не менее, к нам относились всегда заботливо и внимательно, старались оберегать. Женщины на фронте всегда были в центре внимания, так как по сравнению с мужчинами их было немного.

СМЕРТИ ВОПРЕКИ

Война - это настоящая трагедия для всех. Когда я пришла на Украинский фронт, только освободили Киев. Все мосты через Днепр были разрушены, и мы перебирались по понтонному мосту. У нас не было машины, и наш транспорт состоял из брички и нескольких ездовых. Мы прошли Украину, освободили Западную Украину, дошли до реки Буг, которая находится на границе с Польшей, и когда мы ее перешли, мои боевые товарищи сказали мне: "Ну, Антонина Ивановна, вот мы уже и за границей".
В то время Польша была очень бедной страной, и, когда мы останавливались в деревнях, видели, как скромно живут их жители. Так мы добрались до Вислы, там наша группа застряла надолго, так как шли тяжелые бои. Снаряды летели прямо над нашими головами, пули свистели вокруг, было очень страшно. В этих боях погибло очень много офицеров и солдат, мы только успевали их хоронить.
Приказ переправиться через Вислу стал для нас тяжелым испытанием, мы были всего в пяти-шести километрах от передовой линии. Наши никак не могли прорвать оборону немцев, а потому полтора месяца приходилось сражаться и жить в землянках. Наконец, спустя продолжительное время оборону удалось прорвать, и нам приказали двигаться вперед до реки Одер в Германии. Иногда приходилось идти пешком по сорок километров. Часто двигались ночью по изрытой воронками от разорвавшихся снарядов земле, а в голове крутилась только одна мысль: дойдем ли?
Когда мы подошли к Одеру, уже была зима, выпал снег и река покрылась льдом. Для того чтобы переправиться через нее, приходилось ломать лед и строить плоты. Для меня форсирование рек было одним из самых страшных моментов войны, казалось, что нервы вот-вот сдадут.

РУБИКОН ПЕРЕЙДЕН

Германия поразила своей ухоженностью и чистотой. До Германии все солдаты нашего полка были буквально покрыты вшами, в условиях войны даже купание превращалось в большую проблему. Однако, когда мы останавливались в каком-нибудь селении, наши солдаты тут же начинали строить баню, где мы купались. На какое-то время мы были чистыми, однако этого хватало ненадолго, но что поделать, война есть война.
Можно сказать, что мы принимали участие во многих боях, происходивших в этой стране. Как итог ожесточенных сражений - поля были буквально усеяны трупами советских солдат. Однажды, когда мы двигались по шоссе, на нас налетела немецкая авиация и начала обстрел, в результате которого на моих руках погибла моя подруга - медсестра Дуся Варфоломеева, которой было всего 19 лет.
Наш полк принимал участие и в штурме Берлина, где у нас завязался ожесточенный бой с фашистами. Впоследствии я была награждена медалью за взятие Берлина. Ожесточенные бои разгорелись и во время взятия немецкого города-крепости Глогау, которым немцы очень дорожили. Бой шел за каждый дом, за каждую улицу, многие фашисты прятались в катакомбах, откуда и отстреливались. В этом городе полегло много советских солдат. Скажем, если туда направлялось 12 грузовиков с советскими военными, то обратно возвращалось лишь пять.
В 1945 году, перед самой капитуляцией Германии, мы получили приказ вывезти погибших в Берлине советских солдат на захоронение в Глогау, который к тому моменту стал уже польским городом. Когда мы вернулись обратно в Германию, все уже праздновали победу над фашизмом.

ТЕРНИСТЫЙ ПУТЬ ДОМОЙ

Со взятием Берлина и празднованием победы война для меня не закончилась. После этого было освобождение Праги, за что я также была награждена медалью. После Германии нас направили в Австрию, в город Грац, где мы эвакуировали на родину советских граждан, угнанных во время войны немцами. Затем я ненадолго вернулась в Баку, но уже вскоре была вызвана в Москву в штаб армии, откуда меня направили в Брянскую область, где я год прослужила в лагере для немецких военнопленных.
Несмотря на то, что в этом лагере были немецкие офицеры и солдаты, никакой ненависти к ним я не ощущала. Многих из них можно было назвать несчастными людьми. Ведь когда их брали в армию, в Германии была всеобщая мобилизация, а под конец войны мобилизовывали всех подряд.
Скажем, в лагере были священник, а также мальчик 14 лет - Ганц, который ни разу даже не был в бою. Когда я должна была демобилизоваться, всех немцев из этого лагеря отправили в Германию.
После окончания войны я какое-то время работала в Латвии, но тогда к советским военным в этой республике относились негативно, были даже случаи, когда по людям в военной форме стреляли из окон домов. В Латвии я пробыла недолго и уже через какое-то время вновь вернулась в Баку. В октябре 1946 года я была демобилизована.

БЕСПОКОЙНОЕ СЕРДЦЕ ВРАЧА

По приезде в Баку я начала искать работу и была направлена в Сумгайыт. Надо сказать, что в 1946 году условия в этом городе были ужасные, общественный транспорт туда не ходил, приходилось добираться до места работы на попутной машине. В то время я была единственным педиатром на весь Сумгайыт и Насосный. Обслуживала детский дом, детский сад, ясли, а также вела прием в поликлинике. Я жила в бараке, в котором свет был настолько тусклым, что невозможно было даже читать, отапливаться приходилось дровами и лишь в субботу приезжала в Баку, домой.
Однажды я очень сильно заболела, и полтора месяца пролежала с плевритом. После этого меня перевели работать из Сумгайыта в Сураханы, где я проработала 4 года инспектором райздравотдела. Так как я проявила себя на работе с положительной стороны, меня пригласили в Бакздрав, где начала работать инспектором Бакинского отдела здравоохранения. Там проработала почти 10 лет - до 1959 года. Находясь в этой должности, по линии детского здравоохранения я побывала во всех районах Абшерона и Азербайджана. Затем в Баку открыли Больницу имени Абульфаза Караева, и я прошла туда по конкурсу на должность ординатора больницы.
Там я проработала 30 лет и уже оттуда вышла на пенсию. Всего стаж моей врачебной практики вместе с годами, проведенными на фронте, составляет 54 года.
В Караевской больнице, как, впрочем, и на всех остальных рабочих местах, я старалась выкладываться по максимуму. Так, у меня была внештатная должность главного диетолога города Баку. Три раза я проходила аттестацию, и мне была присуждена высшая врачебная категория.
Ко мне до сих пор обращаются за медицинской консультацией, и я, чем могу, помогаю людям, хотя сейчас обращаются все реже, так как уже давно на пенсии.
- Чем для вас была ваша работа, и как складывалась ваша жизнь вне ее, хватало ли вам времени на что-то еще?
- Работа стала для меня была главным смыслом моей жизни, так как личная жизнь не сложилась, семьи у меня не было... Нельзя сказать, что я была зациклена исключительно на медицине, так как всегда была разносторонним человеком. Скажем, я десять лет посещала хор при Доме офицеров. Кроме того, раньше было Общество пенсионеров, функционировавшее при Доме врача, где я была председателем. В праздники меня очень часто приглашали в школы для встречи с учащимися.
Сейчас обо мне вспоминают не такуж часто, лишь в канун 9 Мая иногда устраивают вечера для участников войны. Но жить стало очень тяжело, пенсия у нас маленькая, конечно, она больше, чем у некоторых пенсионеров, но мне в мои 87 лет крайне сложно прожить на 90 манатов. Приходится покупать большое количество лекарств, а они очень дорогие. Мне обидно, что пенсионеров и участников войны лишили льгот. Столько миллионов человек полегло в Великую Отечественную войну, многие стали инвалидами, а что мы получили в результате? Не жизнь, а жалкое существование. Вместо льгот мы получаем мизерную компенсацию, которой не хватает на покрытие даже небольшой части расходов.
Сегодня коммунальные услуги очень дороги, и их стоимость продолжает расти, а денег на их оплату не хватает. Для меня роскошью стали даже фрукты, и это несмотря на то, что мы живем на юге. Я осталась совершенно одна, все мои родственники живут в Нижнем Новгороде, так что рассчитывать мне не на кого.
- Новое поколение врачей - какое оно, по-вашему?
- Думаю, что сейчас произошла переоценка ценностей, и сегодня для многих молодых врачей главное - это прибыль, а потом все остальное. Раньше врачами становились по зову души, и потому работали с большим энтузиазмом, думая прежде всего о здоровье пациентов. Если не возродить этой традиции, то у отечественной медицины весьма шаткое будущее...
Орден Отечественной войны, Красной Звезды, медаль "За отвагу", медаль "За оборону Кавказа" - это далеко не полный перечень наград Антонины Ивановны Зининой. Подвиги в военное время, верное служение профессии на протяжении многих десятков лет, сотни спасенных жизней. А итог - одинокая старость на грошовую пенсию. Глядя на все это, становится стыдно за страну, так быстро предавшую забвению своих героев...


Источник: http://www.zerkalo.az/print.php?id=22719
Категория: Статьи | Добавил: rpolonskiy (25-Май-2009)
Просмотров: 442 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright Roman Polonskiy © 2017