Четверг, 27-Июль-2017, 09:48
Приветствую Вас Гость | RSS

389 стрелковая дивизия
Главная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Вход
Видео
Календарь
«  Январь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


ОБД Мемориал

Книга Памяти Узбекистана

Люди и Война–People and War

Проверка тИЦ и PR

Рейтинг@Mail.ru



http://oksmzar.at.ua/

Главная » 2012 » Январь » 11 » Вальс разведчика
Вальс разведчика
14:00
Валентин Вольский, разведчик 449-й отдельной разведывательной роты 389-й стрелковой дивизии, а затем воевавший в других частях, прошел поля сражений от Северного Кавказа до Берлина и Праги.
Когда он вернулся с войны, ему было 22 года. У молодого фронтовика не было никаких орденов, кроме ленточек о ранениях на гимнастерке да хромовых сапог, которыми награждали по приказу Жукова первых воинов, вошедших в Берлин. Вольский сразу же устроился на работу и женился на любимой девушке Нине. Молодые жили бедно, но счастливо. Родили двух детей, строили планы на будущее. Но болезнь легких, которую Валентин Григорьевич подхватил еще на военной службе, не дала этим планам сбыться. Вольского не стало, когда ему было 30 лет. Он умер 9 апреля 1953 года. В редакцию газеты "МСН" написал сын фронтового разведчика Владимир Валентинович в рамках акции "Горжусь дедом! Горжусь отцом!"
 
Память как награда
 
Об отце знаю из рассказов мамы, участника Великой Отечественной войны Вольской Нины Николаевны, и по документам военных лет. Отец при жизни не получил ни одной награды. Он не считал это важным, говорил, что ему и так повезло: "Вернулся с войны с руками и ногами, женился по любви, родил детей. А награды-медали, Бог с ними, разве в этом счастье?".
 
Но когда он молодым ушел из жизни, мама решила, что нужно добиваться справедливости, дети и внуки имеют право на память. Она писала в военкоматы, архивы и госпитали. Прошла весь военный путь своего любимого Валентина. Иногда получала отписки, мол, мы мертвым медали не даем. Но иногда ей сопутствовала удача, приходило сообщение, что Вольский действительно служил, удостоен, значился. И в 1985 году в Первомайском военкомате города Фрунзе семье выдали орденскую книжку. В ней три записи: орден Славы III степени от 9 декабря 1944 года, две медали "За отвагу" (кстати, это единственные солдатские медали, имеющие статус орденов) от 19 сентября 1944 года и 16 июня 1945.
 
Еще одну медаль "За оборону Кавказа" семье вручили в мае 1988 года. Эта награда была за тот бой, в котором комсорг 449 разведроты Вольский получил тяжелые ранения. Его, засыпанного землей, случайно нашел пожилой санитар.
 
Было время, многие выбрасывали за ненадобностью документы военных лет, но мы до сих пор все трепетно храним: благодарности от Верховного Главнокомандующего Сталина за прорыв обороны на реке Нейсе, окружение Берлина, за взятие города Виттенберг, ликвидацию группы немецких войск. А еще в семейном архиве сохранились наградные листки, отпечатанные на тоненькой папиросной бумаге. Медали "За взятие Берлина", "За освобождение Праги", "За победу над Германией". А в конце листов приписка: "За период нахождения в полку медали не получил из-за отсутствия таковых в полку".
 
Сохранился денежный аттестат, из которого следует, что отец действительно служил в должности разведчика и что за три фронтовых года ему выдано единовременное денежное вознаграждение из расчета 11 рублей 50 копеек за каждые 30 дней войны.
 
А вот в Книге памяти фамилии нашего отца нет, отказались записать - не положено! В нее вносят лишь тех, кто не вернулся с поля боя. Но как же быть с теми, по судьбам которых война прошлась жестко? Отец страдал от ранений, полученных на фронте. Чего стоило форсирование Терека, Вислы, Одера! Бесконечные часы, проведенные в воде, бурлящей от взрывов.
 
Седая прядь
 
Отца призвали в армию в 1942 году, когда ему исполнилось 19 лет. На фронт пришлось идти пешком, потому что состав, которым должны были отправить новобранцев, по дороге попал под бомбежку. Когда шли по одной из деревень, к моему отцу подбежала старушка, запричитала: "Мальчик-солдатик! Винтовка-то чуть не до земли достает!" и надела на его шею крестик. С этим распятьем он прошел всю войну.
 
Отец играл на баяне и аккордеоне. Кто мог подумать, что это умение пригодится ему на войне? Во время выполнения боевой операции он оказался один в занятой немцами деревне. Все его товарищи погибли, а задание нужно было выполнить - узнать расположение фашистов. Ночью отец постучался в самую крайнюю избу. В ней жил старик со слепым сыном, двое старших сыновей погибли на фронте. Сельчанин принял и накормил солдата. Вдруг пришел полицай и крикнул, чтобы старик с сыном были в пять утра на главной площади у сельсовета. Фашисты устраивали показательную казнь партизан и требовали музыкального сопровождения. Старик должен был играть на большом барабане, а сын - на баяне. Разведчик Вольский решил идти вместо слепого юноши, надев его одежду и черные очки. Риск страшный, но только так разведчик мог пройти по деревне и увидеть все своими глазами.
 
Сжимая зубы, отец смотрел на казнь пятерых партизан. А перед тем как повесить шестого, замученного, полумертвого командира, на спине которого фашисты выжгли звезду, гитлеровский офицер сказал: "Этот человек наш враг, но вел себя геройски, поэтому мы разрешаем ему перед смертью послушать музыку, чего ты хочешь?". Партизан едва слышно произнес: "Вальс "На сопках Маньчжурии". И старик с отцом заиграли, а он крикнул: "За Родину, за Стали...". Взбесившийся фашист выбил из-под ног командира табуретку. С этих пор на голове солдата Вольского появилась седая прядь.
 
Перед смертью отец маме наказывал, чтобы она купила аккордеон, разучила этот вальс и сыграла на его могиле. Мама купила аккордеон и выучила этот вальс, но на могиле так и не сыграла, бабушка ее отговорила. Думаю, отец не в обиде, ведь пока мы любим его, он жив.
 
Адрес материала: http://www.msn.kg/ru/news/31928/
 
Просмотров: 503 | Добавил: rpolonskiy | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright Roman Polonskiy © 2017