Воскресенье, 24-Сентябрь-2017, 09:56
Приветствую Вас Гость | RSS

389 стрелковая дивизия
Главная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Вход
Видео
Календарь
«  Август 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


ОБД Мемориал

Книга Памяти Узбекистана

Люди и Война–People and War

Проверка тИЦ и PR

Рейтинг@Mail.ru



http://oksmzar.at.ua/

Главная » 2011 » Август » 11 » Домрачев Геннадий Арсеньевич
Домрачев Геннадий Арсеньевич
18:49
 
Из воспоминаний Геннадия Арсеньевича Домрачева.
 
      В 1937 году после окончания Елембаевской неполно-средней школы и сдав вступительные экзамены, я начал учиться в Ново-Торьяльском педагогическом училище. От дома училище находилось в 7 километрах, поэтому домой приходил только на выходной день, а остальные дни недели жил на частной квартире в дерене Шукшан.
       В период учебы научился в фотокружке основам фотодела, что пригодилось в дальнейшей жизни. Кроме того, играл на трубе в духовом оркестре педучилища под руководством М. Полушина. Фотокружок вела преподаватель училища Зуева Л.Е.

Преподавали нам прекрасные учителя – директор училища Голицын А.Н., преподаватели: Белявина А.Ф., Исаев А.Н., Королев И.М. и другие.

 Учился вместе с М.В. Лебедевым, впоследствии он был удостоен звания Героя Советского Союза, Мартюшовым Анатолием – в последствии преподавателем политехнического института, Лебедевым Яковом и Сергеем, Полушиным И.Н. и Нагаевым Н.С. – ныне проживающими в Йошкар-Оле и другими. Большинство сокурсников не вернулись с фронтов Великой Отечественной войны – погибли защищая Родину.

В 1939 году вышел Закон о призыве в армию учителей, так как до 1939 года их в армию не призывали. Поэтому большинство преподавательских кадров ушло в армию, и в школах республики оказался некомплект учителей и преподавателей. В связи с создавшимся положением, часто нас, студентов успевающих в учебе, в начале учебного 1939-1940 года, с третьего, последнего курса педагогического училища, направляли в распоряжение Министерства просвещения республики. Оттуда меня направили на работу учителем начальных классов в распоряжение Ронгинского отдела народного образования – в Верх-Ушнурскую неполно-среднюю школу. В этой школе я работал с ноября 1939 года по май 1941 года.

Выпускные экзамены по окончании педучилища пришлось сдавать экстерном в 1940 году.

Директором школы был Зайцев П.И., преподавателями и учителями: Зайцева А.П., Лоскутова В.М., Виногорева С.И., Буланова (Глушкова) В., Домрачева П.Ф., Хорошавин Т.А. и другие. В школе работал драматический кружок, самодеятельный коллектив, поэтому систематически проводились в стенах школы и колхозах сельского Совета концерты учащихся и учителей школы. Каждый учитель школы шефствовал над одним из коллективов, в которых проводил с населением беседы и читал лекции не реже одной в месяц. Я в школе руководил кружком «Ворошиловский стрелок», обучая учеников стрельбе из мелкокалиберной винтовки.

Молодежь села Верх-Ушнур, как и других сел и деревень жила полноценной жизнью и очень дружной семьей: устраивали танцы, песни, пляски под гармошку почти каждый вечер.

Сопровождали эти вечера братья-гармонисты Щербаковы – Анатолий, Иван, Михаил и Виссарион. Активное участие принимали гармонист Щербаков Валентин, а также Мусина Зина (ветеран войны и труда нашего завода), Поздеева Капа, Щербакова Галина, Щербакова Людмила, Лаптев Иван, Буланова Агрипина, Лупповы – Виктор и Вера, и другие.

Учились у меня в 3 и 4 классах Сушенцов Геннадий – в настоящее время врач. Сушенцов Анатолий – рентгенотехник, Рыбаков Андрей – ветеран завода, Луппов Анатолий – композитор, Заслуженный работник культуры Татарстана, в настоящее время преподаватель Казанской Консерватории.

Дружил я со всей молодежью села, особенно с Лупповым Виктором, который погиб в Великую Отечественную войну. Переписывался весь период войны и дружил с Щербаковой Людмилой. После войны – 27 сентября 1945 года ми зарегистрировали брак и живем уже более 50 лет совместной жизнью.

В апреле 1941 года я через Ронгинский райвоенкомат подал документы для поступления в военное училище. Сдал вступительные экзамены и прошел медицинскую и мандатную комиссии, после чего был принят курсантом Ярославского военного училища и в конце мая 1941 года приступил к учебе, а в июне началась Великая Отечественная война.

В связи с началом войны, училище было эвакуировано в город Омск, окончил я его в мае 1942 года. После этого я был направлен в распоряжение управления кадров Сталинградского фронта.

После окончания Сталинградской битвы я служил до конца войны в составе 3-й гвардейской Армии, которая вела боевые действия в составе Степного, Юго-Западного, 4-го Украинского и 1-го Украинского фронтов. Мой боевой путь пролег от Сталинграда до Берлина, был командиром взвода, роты. Закончил войну в звании гвардии капитан. Имел четыре ранения.

В памяти тех лет остались Сталинградская битва, далее Украина, Польша, форсирование Вислы, создание Сандомирского плацдарма. После освобождения города Кельце,  гитлеровцы стали отходить к Одеру.

Следующей операцией стало создание Одерского плацдарма с форсированием в конце января – начале февраля 1945 года реки Одер. А январь и февраль – это холод даже в том районе местности.

Для преследования и разгрома отходящих групп противника по приказу 1-го Украинского фронта во многих соединениях были созданы авангардные штурмовые отряды из бронетанковых, артиллерийских на тяге, самоходных артиллерийских установок и пулеметно-стрелковых подразделений. В такой сводный отряд нашей дивизии вошла и стрелковая рота, которой я командовал.

Личный состав был оснащен пулеметно-автоматическим оружием, из личного оружия всем были выданы пистолеты и кортики.

Отряд, расположившись на броне танков и самоходок, с наступлением темноты двигался в расположение противника, расстреливая и подминая гусеницами танков и самоходок живую силу и технику противника.

При подходе к большим населенным пунктам, рассредоточившись в направлении главных улиц, по сигналу ракет одновременно весь отряд или часть отряда, двигаясь на предельной скорости, открывая массированный автоматно-пулеметный огонь по окнам зданий, пушки залпами вдоль улиц создавали «большим шумом» панику у противника.

Таким же образом к исходу ночи 13 марта 1945 года силами штурмового отряда был взят город Фрейнштадт, правда, несколько раз приходилось отходить и врываться вновь, неся большие потери среди личного состава. После того, как обходным маневром частью отряда, были перерезаны железнодорожные и шоссейные пути к городу, мы смогли удержать плацдарм до прихода передовых частей дивизии. Нас выводили на дневной отдых и пополнение, а с наступлением темноты мы двигались вновь в глубокие рейды.

Стояли теплые дни апреля 1945 года. На улицах и площадях пригородов столицы фашистского рейха гремели ожесточенные бои. Наша 389-я стрелковая дивизия непосредственного участия в уличных боях в Берлине не принимала. Ей, как и многим частям и соединениям нашей 3-й гвардейской Армии, была поставлена задача: не допустить прорыва окруженной многотысячной группировки для соединения с войсками, обороняющими Берлин.

Многократные атаки в течении суток у противника успеха не имели. С поставленной задачей наша дивизия, под командованием Героя Советского Союза генерала Л.А. Колобова, успешно справилась. Окруженные части войск противника были разгромлены у уничтожены.

В ночь с 26 на 27 апреля 1945 года в боях в районе Хальбе я был тяжело ранен и однополчане до 1975 года считали меня погибшим.

Выписался из госпиталя в сентябре 1945 года и был демобилизирован из армии инвалидом войны. В ноябре месяце 1945 года горкомом комсомола я был рекомендован на завод на комсомольскую работу. На заводе работал секретарем парткома, заместителем директора завода. С 1978 года на пенсии, трудился на родном заводе до апреля 1994 года.

 Бывший редактор дивизионной газеты-многотиражки «За Родину» Семен Иванович Емельянов после демобилизации работал директором школы № 10 в городе Стерлитамак (Башкирия). По его личной инициативе и под его руководством из учащихся школы был создан поисковый отряд «Искатель», который прошел по следам боевого пути нашей 389 стрелковой дивизии, встречаясь с населением, интересуясь эпизодами войны.

Данный отряд «Искатель» во все областные и республиканские газеты обратился с просьбой поместить на своих страницах объявление-обращение к воинам нашей дивизии следующего содержания:

Всех участников Великой Отечественной войны, проходивших боевой путь в составе 389-й стрелковой дивизии 3 гвардейской Армии 1-го Украинского фронта, просьба откликнуться на наше обращение и сообщить о себе с указанием точного адреса местожительства, в каком подразделении проходили службу, и прислать письмо в наш отряд «Искатель», то есть в Стерлитамакскую школу № 10.

 Прочитав такое обращение на страницах «Марийской правды» я тут же написал письмо и отправил по указанному адресу.

В ходе такого поиска и изучая материалы архива, отряд «Искатель» выявил более 500 воинов дивизии, павших в боях за Родину и более 235 воинов-фронтовиков, проживающих во всех уголках СССР, которые откликнулись на обращение.

Был отпечатан список ветеранов дивизии, оставшихся в живых с указанием в нем адресов их местожительства. Список был разослан всем однополчанам, которые сообщили о себе. После этого началась переписка. Первое письмо я получил от своего друга из Душанбе Ивана Анатольевича Битюкова, которое начиналось словами: «Гена! Дружище! Живой! Я помню тот бой, у нас прошла информация, что Домрачева ранили тяжелейшим образом и в медсанбате он не вынес операции. Очень и очень я рад, что здравствуешь на нашей прекрасной земле!»

 Далее началась переписка с Владимиром Пугачевым из Красноярска, Григорием Белых из Ухты, Иваном Гусаровым из Куйбышева, Семеном Емельяновым из Стерлитамака, Анатолием Душинским из Тернопольской области, Евгением Ефимовым из Коканда, с командиром дивизии генерал-лейтенантом Л.А. Колобовым, Александром Мартыновым из Краснодара, Николаем Павловым из города Ош, Александром Пономарчуком из Житомирской области, Валентином Сидоркиным с Харьковщины, Петром Шинкаренко с Волыни и другими однополчанами.

Советом ветеранов дивизии, который мы избрали, были организованы и проведены встречи однополчан.

После 30-летия Победы они проходили каждые 2 года, таким образом , мы встречались в Стерлитамаке, Сокале, Армавире, Бердичеве, Горохове, Ардоне, Славянске, Житомире, Орджоникидзе.

 С распадом Союза встречи однополчан прекратились.

При каждой встрече приходилось встречаться с жителями указанных городов и естественно со школьниками. После этих встреч была и переписка. Лично я переписывался со школьными отрядами «Следопыт» и «Искатель»:

·        Стерлитамакской средней школы № 10 и СПТУ-60 (музей дивизии);

·        Средней школы-интерната города Нововолынска, Волынской области;

·        Средней школы № 1 города Горохов, Волынской области;

·        Средней школы села Вольное, Краснодарского края;

·        Средней школы № 1 города Армавир, Краснодарского края;

·        СПТУ-33 города Бердичев, Житомирской области;

·        Средней школы № 1 города Бердичев, Житомирской области;

·        Средней школы № 1 города Сокаль, Львовской области;

·        Средней школы № 187 города Ташкент;

·        СПТУ-202 города Москва (при котором музей Армии);

·        Средней школы села Гвардейское, Чечено-Ингушской АССР;

·        Средней школы села Знаменка, Чечено-Ингушской АССР;

·        Средней школы села Знаменское, Северная Осетия;

·        Средней школы № 1 города Ардон, Северная Осетия.

Кроме того, переписка с Советом ветеранов 3-й гвардейской Армии.

Мой друг-однополчанин Владимир Пугачев опубликовал серию статей-очерков в многотиражной газете «Орбита» Красноярского завода телевизоров и в газете «Красноярский рабочий». Это очерки «Побратимы», посвященные мне и Ивану Битюкову, «Знакомый почерк» – мне и хирургу Качмышеву Т.Н. Об этом же написал Владимир Медведков в своей книге «Далекое и близкое».

Благодаря кропотливой и тщательно проведенной работе по архивным материалам Министерства Обороны, Семен Иванович Емельянов написал книгу «По зову Родины» о пройденном боевом пути нашей 389 стрелковой дивизии, в которой на страницах 210, 218-219, 225, 233, 236-237, 263 описаны некоторые боевые эпизоды военных действий с непосредственным моим участием.

По инициативе С.И. Емельянова и поддержке руководства города Стерлитамака, а также непосредственному участию ветеранов 389-й стрелковой дивизии, при Стерлитамакском СПТУ-60  создан и работает музей боевой славы дивизии, в который я и выслал свой личный архив документов и вещей (39 наименований).

 

Нет, дороги эти позабыть нельзя

 

Впервые они встретились на Сандомирском плацдарме. Старший лейтенант Домрачеев командовал стрелковой ротой, а старший лейтенант Битюков – пулеметной. Служили в одном батальоне, оба имели награды, не раз были ранены. Многое связывало молодых офицеров. И вскоре их знакомство переросло в дружбу.

Полк, в котором они служили, стоял во втором эшелоне и усиленно занимался боевой учебой. Готовили свои подразделения к последним решающим боям и Домрачеев с Битюковым. Их роты занимались всегда рядом на берегу полноводной Вислы. Домой, в расположение батальона, возвращались в сумерках. Землянки друзей стояли недалеко друг от друга, и редкие свободные минуты они проводили вместе.

А фронт был рядом. С передовых позиций доносился гул артиллерийской канонады, слышались глухие разрывы авиабомб, не умолкал вой самолетов. Враг обстреливал из дальнобойных орудий и позиции второго эшелона.

Накануне нового, 1945 года, был свободный от занятий день. Измученные и уставшие от полковых тактических учений друзья, решили отоспаться.

Но не спалось почему-то старшему лейтенанту Домрачеву. Когда он вышел из землянки, едва брезжил рассвет. Вдали на востоке занималась заря. Мягкий, пушистый снег, выпавший за ночь, облепил кроны деревьев, накрыл белым покрывалом слегка подмерзшую землю. «Утро-то какое, - подумал Домрачеев. Может, и Иван не спит. Вот бы и позавтракали вместе.»

Попросив ординарца приготовить завтрак и принести свежей воды для умывания, он направился к землянке друга.

  Битюков крепко спал на своем жестком топчане. «Разбужу, - решил Домрачеев, - потом отоспится», - и начал тормошить друга.

- Кто там в такую рань? – пробормотал Битюков, еще не совсем проснувшись. – Сколько времени?

- Да уже рассвело. Пойдем ко мне завтракать, - приглашал Домрачев.

- Позавтракать я всегда готов, - согласился Битюков и быстро оделся. – Подожди, только умоюсь.

- Пойдем, умоешься у меня. Мой ординарец приготовил все, что надо.

Друзья направились к землянке Домрачева. И только они подошли к ней, как сзади раздался страшный треск и грохот. Случайный снаряд угодил прямо в землянку Битюкова. На ее месте осталась лишь глубокая воронка.

- Ну вот, дружище, - опомнившись от случившегося, проговорил Домрачев, - задержись мы у тебя на несколько минут, сейчас бы с ангелами разговаривали.

- Да, Геннадий, вовремя ты меня вытащил, - сказал тоже едва пришедший в себя Битюков и крепко, по-медвежьи обнял Домрачева.

- Спасибо, друг. Теперь мы с тобой побратимы.

… Через несколько дней началось мощное наступление с Сандомирского плацдарма. Вместе со своими ротами участвовали во многих боях Битюков и Домрачев. Им пришлось освобождать польские города Кельце, Петроков, форсировать Одер, Нейсе, громить окруженную берлинскую группировку противника. И не раз в этих боях пулеметчики Битюкова своим огнем поддерживали пехотинцев Домрачева.

В районе Хальбе в одном из боев старший лейтенант Домрачев был тяжело ранен и отправлен в медсанбат. Оттуда в батальон пришла горькая весть: умер Домрачев на операционном столе. Долго переживал гибель друга Иван Битюков, жестоко мстил врагу за его смерть. Сам он воевал до победного конца. Свой ратный путь закончил в Праге.

А через много лет после победы полковник в отставке Битюков узнал, что жив его побратим. Вместе с другими бывшими воинами 389-й Краснознаменной орденов Суворова и Богдана Хмельницкого Бердичевско-Келецкой стрелковой дивизии разыскали его следопыты Стерлитамакской школы № 10.

И полетело из Душанбе в Йошкар-Олу письмо:

«Гена! Дружище! Живой!

Крепко обнимает и целует тебя твой боевой друг и побратим Иван Битюков. Я помню тот бой…».

А потом была встреча. Были радость и волнение, и скупые мужские слезы.

Старший лейтенант Домрачев действительно чудом остался жив. В медсанбате он многие дни и ночи не приходил в сознание. Врачи долго боролись за его жизнь. Чтобы спасти раненого, фронтовой хирург капитан медицинской службы Качмашев решился на сложнейшую операцию.

Сделана она была блестяще. И через несколько дней врачу сообщили, что молодой офицер пришел в сознание.

Закончив очередную операцию, хирург заглянул в палату, где лежал Домрачев, присел рядом с ним:

- Ну, герой, теперь будешь жить долго. Ты же, считай, второй раз родился.

- Спасибо, доктор, - едва шевеля губами, произнес раненый и слегка пожал руку своего спасителя.

389 стрелковая дивизия закончила свой боевой путь, вернулись домой многие фронтовики. В конце сентября 1945 года, выписавшись из госпиталя, приехал в Йошкар-Олу и Г.А. Домрачев. Здесь его догнала высокая награда – орден Отечественной войны первой степени.

А потом начались трудовые будни, связанные все годы с Йошкар-олинским заводом полупроводниковых приборов. Был Геннадий Арсеньевич и секретарем комитета комсомола, и председателем завкома профсоюза, и секретарем парткома, много лет проработал заместителем директора предприятия по кадрам. Все эти годы коммунист Домрачев вел большую общественную работу. Семь созывов избирался депутатом городского Совета, 25 лет подряд является членом партийного комитета завода. Его труд высоко оценен Родиной. К фронтовым наградам прибавилось два ордена «Знак Почета».

… Но снова случилась беда. В конце семидесятых годов дала знать о себе старая рана и прямо с работы Геннадия Арсеньевича привезли в городскую больницу.

Главный хирург республики Геннадий Николаевич Качмашев, осматривая перед операцией вновь поступившего больного, увидел на его теле среди многих зарубцевавшихся шрамов удивительно знакомый шов. Сомнений быть не могло: шов сделан его рукой.

Очень старался врач спасти больного и вновь сотворил чудо – Домрачев выжил и начал поправляться.

Как-то Геннадий Николаевич зашел в палату выздоравливавших, где лежал Домрачев.

- Скажите, где вы воевали в конце войны? – обратился хирург к Геннадию Арсеньевичу.

- На 1-м Украинском, в 389-й стрелковой дивизии. А что?

- И вы были ранены и лежали в медсанбате?

- Да. А что?

- Сдается мне, что вы попадаете под мой нож уже второй раз.

- Так это вы, доктор?! – воскликнул Домрачев. – Я все время старался вспомнить, где я вас видел.

Долго в тот день беседовали заслуженный врач республики и больной, вспоминая пройденные фронтовые дороги.

 

полковник запаса В. Пугачев

«Марийская правда», 15.10.1981 года

Просмотров: 1291 | Добавил: rpolonskiy | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 2
2  
Это мой родной дедушка. Слава тебе и покой, спасибо родной мой..

1  
Благодарю автору такое на мой взгляд так же надо познавать.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright Roman Polonskiy © 2017